Новости Кашкадарьи

Официальный веб-сайт газеты "Новости Кашкадарьи"
10 август 2020 год, понедельник.                 Специальная версия UZ
  • Бош сахифа
  • Общество
  • Чори ЭШБОЕВ: Хотел, чтобы люди знали, что танк установил солдат из Узбекистана

Чори ЭШБОЕВ: Хотел, чтобы люди знали, что танк установил солдат из Узбекистана

Аксакал из Сурхандарьи, который в 1967 году оставил для потомков записку в танке-памятнике «Т-34», установленном в центре города Гродно (Республика Беларусь), 15 лет назад потерял зрение и теперь прикован к постели. Однако он не ропщет на судьбу, а лишь жалеет, что уже никогда не увидит тех мест, где служил более полувека назад.

Благодаря социальным сетям и отзывчивости их пользователей, поиски Чори Эшбоева – солдата-срочника, участвовавшего в далеком 67-м в установке танка времен Великой Отечественной войны, заняли меньше суток. Стоило известному гродненскому журналисту Витовту Руднику попросить содействия у узбекистанских коллег, как к уточнению местожительства сына узбекского народа Чори Эшбоева, оставившего записку в танке-памятнике, сразу подключились сотни, а затем – и тысячи людей. И вот, наконец, на связь вышел учитель физкультуры школы №18 Узунского района Сурхандарьинской области Равшан Маллаев, сообщивший, что наш герой, скорее всего, проживает в селе Ковчин. Оказывается, эта территория 50 лет назад называлась участком Карла Маркса колхоза «Коммунизм» Сарыасийского района Сурхандаринской области – именно такой адрес упоминается в записке из прошлого. Равшан также дал нам номер телефона Бунёда – одного из трех сыновей нашего героя, и вскоре появилась возможность побеседовать с аксакалом.

Чори Эшбоев, которому, как оказалось, уже 73 года, сразу назвал номер войсковой части – 12-324, и даже вспомнил фамилию командира – подполковника Сидорова.

-В этой части я служил с 1965 по 1968 годы, в 1-ой роте танкового ремонтно-восстановительного батальона, - произнес аксакал, причем место службы он назвал так, как будто только вчера вернулся из армии. – Мы занимались ремонтом техники танкового полка, который находился рядом с нами, а еще к нам привозили танки из других регионов.

На вопрос, почему он решил оставить записку в танке-памятнике, Чори бобо ответил просто: «Хотел, чтобы люди знали, что танк установил солдат из Узбекистана, поэтому и написал: сын узбекского народа».

-Этот танк, как нам сказали, прошел войну, и когда он еще стоял внизу, на площади, я положил в него записку, - вспоминает Чори Эшбоев. – Потом его с помощью крана установили на постамент. А вот, как звали тех ребят, которые были со мной из нашей части, я не помню. Все-таки больше 50 лет прошло… Зато помню, как, научившись кое-как говорить по-русски, ходил гулять в город. Тогда нам – солдатам, местные девчата проходу не давали. Своих парней там было мало, наверное, из-за войны. Сами знаете, сколько в Белоруссии в то время людей погибло.

Вернувшись из армии, Чори Эшбоев устроился шофером на одно из предприятий системы водного хозяйства и проработал в этой сфере больше 30 лет. Принимал участие в строительстве Актепинского и Тупалангского водохранилищ, других важных объектов.

В марте 2004 года в его жизни произошла трагедия – из-за неудачной операции по лечению глаукомы он совершенно перестал видеть, и с тех пор прикован к постели. Спустя три года ему присвоили пожизненную первую группу инвалидности. Сегодня, помимо детей – у него четыре дочки и три сына – за Чори бобо регулярно ухаживают врач и медсестра, которые время от времени обеспечивают почтенного аксакала лекарствами. Но, в основном, препараты для лечения он приобретает за счет собственной пенсии и компенсации, их сумма составляет около 1 миллиона 400 тысяч сумов (приблизительно 150 долларов).

-В августе нынешнего года к нам домой приходили из военкомата, принесли письмо из Гродно, о котором отец так часто нам рассказывал, - говорит сын Чори Эшбоева, Бунёд. – В нем было приглашение на день города 12-14 сентября 2019 года. Отец был очень рад, что письмо к потомкам нашли и про него вспомнили, но, к сожалению, состояние его здоровья не позволило нам поехать на этот праздник. Мне предлагали приехать в Белоруссию без отца, но он именно ко мне очень привязан, и я не смог его оставить. С тех пор отец не перестает думать о Гродно, «своем» танке и годах службы. Вот и сейчас, во время разговора с вами, он из-за волнения и воспоминаний еле сдерживал слезы.

И действительно, прощаясь, Чори бобо со слезами в голосе зачитал «дуо» (мольбу-молитву) и искренне поблагодарил всех тех, кто его искал, кого тронула его история и кому небезразлична его судьба. Возможно, именно им и предназначалась та самая записка, которую более полувека назад солдат-срочник из Узбекистана оставил в танке «Т-34».

Батыр Темиров

 

 

 

 

  

Report typo